F.R.P.G. FALLOUT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » F.R.P.G. FALLOUT » Нью-Рено » Киностудия "Золотой Глобус"


Киностудия "Золотой Глобус"

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Киностудия "Золотой Глобус"

http://s59.radikal.ru/i165/1004/02/513af06fa268.png

Киностудия "Золотой Глобус". Настоящая действующая киностудия, правда, занятая съемками кино в категории "только для взрослых". При входе посетитель попадает в холл, где может ожидать вызова в кабинет Корсиканских братьев - владельцев киностудии. Кстати, он находится слева от входа. Если проследовать прямо, то можно выйти сначала к съемочной площадке, где происходит съемка, а затем - к гримеркам "актеров". Поговаривают, корсиканские братья время от времени набирают новых актеров.

2

(Пришла с 2-ой улицы)

В киностудии «Золотой Глобус» кипела работа. Джинджер иногда казалась, что Корсиканские братья работали в режиме «нон-стоп». Она даже и не помнила, когда в последний раз заставала их за отдыхом. Если вообще заставала. На съемочной площадке всегда горел свет, а работницы не успевали менять на постели простыни.
В холле, куда попали девушки, было пусто. У стен стояли мягкие рваные кресла, на полу лежал грязный ковер, а все стены были украшенными постерами и плакатами с эротическим содержанием.
Помахав рукой Анжеле, Джинджер на цыпочках подошла к двери и осторожно заглянула на съемочную площадку. Шла съемка, с «клубничкой», так сказать для особых эстетов и придирчивых клиентов. Пошире приоткрыв дверь, девушка увидела двоих худощавых парней разложившихся на постели. Из одежды на них были только противогазы и ковбойские сапоги. Один из парней держал в руках плетку, которой со всей силы нахлестывал партнера по заднице. Съемка явно не задалась. Если судить по красноте жопы, шел уже двадцатый дубль, или сто двадцатый. Ни Корсиканские братья, ни актеры не обратили на Джинджер никакого внимания. Она уже подняла руку, намереваясь постучать, но тут же передумала. Дверь и так уже открыта, да и чего тут стесняться.
- Эй, мальчики! Смотрите, кого я вам привела! – звонко сказала Джи, заходя в комнату и ведя за собой Анжелу, - прошу любить и жаловать!
Парни в постели остановились и посмотрели на вошедшую парочку. Один из «актеров»  покраснел, залившись краской до ушей. Хотя на нем был одет противогаз, его румянец отчетливо был виден. Джи и не знала, что взрослый мужчина может так сильно заливаться румянцем, на нем же лица не видно.

+50 ехр

3

(Переход с 2-ой Улицы)

Несмотря на позднее время, в киностудии горел свет. За закрытой дверью доносились характерные стоны. Мужские, что удивляло. А еще доносился странный звук, словно кто-то кому-то драл задницу, в прямом смысле этого слова. Первая комната оказалась пустой. На полу лежал старый ковер, у стен поломаны кресла, а облезшие обои были обклеены всевозможными плакатами и постерами, для взрослых.
Джинджер на цыпочках подошла к двери и осторожно заглянула туда. Звук хлыста и стоны стали громче. Анжела встала позади подруги и вслед за ней заглянула в комнату. Комнатой оказалась съемочная площадка, где во всю шло представление. Два худощавых парня, в противогазах, кувыркались в постели. Один из них размахивал плеткой и порол второго, судя по вздохам и ахам, тот был явно не против.
- Эй, мальчики! Смотрите, кого я вам привела! – на всю комнату закричала Джи, затаскивая Анжелу и толкая ее вперед, - прошу любить и жаловать!
- Здрасти, - только и смогла сказать Анжи, осмотрев съемочную площадку, она добавила, более смело, - вы продолжайте, продолжайте, мы вам не мешаем? Мне просто постоим в сторонке и посмотрим. Эй, ты, ты что так покраснел?

+50 ехр

4

События...

Старший из братьев расплылся в улыбке, увидев Джинждер.
- Привет-привет, - и обернувшись к актёрам, указал на Джи, - вот на кого надо равняться, уроды! Хватит! На сегодня хватит, только энергию зря переводим. Брысь отсюда, и что б до завтра я вас не видел! И вот ещё что, Джонни, чтоб привёл к завтрему  задницу Стивчика в приемлемый вид. У нас заказ на конец недели, а ещё и половины не отснято. Если не успеем, отправлю вас, вместо фильма. Всё. Свалили! – и тут только он заметил Анжелу
- Хоу-хоу-хоу! – восхищённо вытаращил глаза он, - кого я вижу! Добро пожаловать, к нам на лучшую и ЕДИНСТВЕННУЮ киностудию, малышка! Джи, детка, скажи мне, что эта твоя подружка тоже пришла сниматься! Пожалуйста, пожалуйста, крошка!
Парни в противогазах тем временем слезли с кровати и понурившись покинули место съёмок скрывшись где-то за декорациями. На сцене же появились несколько женщин, и парней, которые принялись перестилать простыни, взбивать подушки, мыть пол, расставлять сброшенные на пол вещи по местам, в общем - наводить порядок.

5

- Да, лапуля, это я, - промяукала Джинджер, кокетливо подходя к режиссеру, то бишь к Корсиканскому Брату. Послав худощавым мальчикам воздушный поцелуй, актриса наклонилась к режиссеру и поцеловала его в щеку, как поступают все звезды. Пользуясь моментом, она прошептала на ухо:
- Только тихо, она еще не знает, для чего я ее привела. Кстати, с тебя половина твоего гонорара, за мои услуги. Кастинг вещь дорогая…
Тем временем горе-актеры быстро собрали свои вещички и скрылись за декорациями. Джи просто мечтала дать им обоим пинка по пятой точке, чтоб они своей безалаберностью не позорили престижную профессию. Хотя бы вазелин использовали.
В комнату вошли несколько женщин и парней, которые начали приводить съемочную площадку в порядок. Менять простыни, взбивать подушки, короче отчищать комнату от разной грязи. В души Джинджер одобряла такую политику, хотя она и не была привередой, но считала, что для ее ранга чистая постель – это необходимый атрибут.
- Ну, порадуй меня, у тебя же есть новый сценарий?
Плюхнувшись на застеленную и чистую постель, Джи подняла ножки, как будто нарочно хотела показать всем окружающим свои трусики, и перевернувшись на живот, нагло развалилась на постели:
- Помнишь наш рекламный баннер? Так вот, Анжела хочет на нем занять мое место! Ты не против?
Обычно Корсиканских братьев долго ломать не нужно, тем более Джинджер, тем более тогда, когда она привела с собой такую знакомую.

+50 ехр

6

- Хоу-хоу-хоу! – восхищенно заорал один из братьев, словно увидел перед собой саму богиню, - кого я вижу! Добро пожаловать, к нам на лучшую и ЕДИНСТВЕННУЮ киностудию, малышка! Джи, детка, скажи мне, что эта твоя подружка тоже пришла сниматься! Пожалуйста, пожалуйста, крошка!
Со стороны это смотрелось забавно, будто еще немножко и он упадет на землю и будет ерзать на коленях, как в дешевой комедии. Наваляв пендулей несостоявшимся актерам, то есть этим двух худощавым пареньках в противогазах, корсиканские братья расплылись в улыбке, завидев дочку Бишопа. Джинджер что-то зашептала одному из них на ухо, и как ни в чем не бывало, шлепнулась на постель, задрав ноги.
По всей студии бегали люди. Одни драили полы, оттирали ковер, расставляли мебель. На тумбочки, рядом с кроватью появилась корзина с фруктами. Анжела поняла что они – декоративные, из пластмассы.
- Помнишь наш рекламный баннер? Так вот, Анжела хочет на нем занять мое место! Ты не против?
- Да, да, я хочу сняться для этого баннера! – уклончиво заявила Анжела, решив не говорить вслух истинные причины, по которым она решилась на такой шаг, - только давайте сделаем снимок без всяких там противогазов, хлыстов, плеток и ковбойских шляп…

+25 ехр

7

События...

«Братец» понимающе кивнул Джинджер, мол «свои люди, сочтёмся», и ещё раз внимательно осмотрел Анджелу.
- Отлично! – произнёс он, - За-ме-ча-тель-но! Просто супер! Детка, ты просто создана для больших экранов. Я знаю, у тебя много поклонииков, уверяю, после этого, у тебя будут сотни, нет! ТЫСЯЧИ почитателей по всему Рино! Да что там Рино, по всей Калифорнии, миллионы будут дрочить, и мечтать увидеть тебя хоть краем глаза! – тут он посмотрел на Джинджер, - Детка, а ты не будешь ревновать? Вдруг твоя подружка отобьёт твоих поклонников? Ладно! – Он громко хлопнул в ладоши, - Ты, готовь устновки, ты, проверь кабели, ты, замени лампу в третьем прожекторе, она что-то мигает. Джи, крошка, помоги Анджеле раздеться и расслабиться. Гримёрка ты знаешь где, массажиста вам прислать? Или сама её маслом натрёшь? Или может массажистку лучше?  И, девочки, жду вас через десять минут! Это будет ШЕДЕВР! О да!
В этот момент, к нему подошёл кто-то из младших подручных, и прошептал что-то на ухо. Брат нахмурился, ответил что-то и опять обернулся к девушкам:
- Простите, красавицы, я вас ненадолго покину, но как же мне не хочется этого делать, вы себе просто не представляете! – и вышел из зала студии куда-то по направлению в свой кабинет.

8

Восторгу корсиканским братьям не было пределу. Они кричали и бегали вокруг как ненормальные. В один миг Анжела для них стала драгоценным алмазом, камнем, который нужно вставить в соответствующую оправу. Так сказать, вся работа должна пойти как по маслу, без сучка и задоринки. Не каждый день на киностудию приходит дочка известного мафиози, причем дочка чертовски красивая и привлекательная. Баннер с Анжелой Бишоп произведет фурор. Эффект взорвавшийся бомбы.
- Хорошо мальчики! Мы скоро вернемся! Пойдем, попудрим носик, - сказа Джинджер и махнув рукой всем собравшимся, потащила Анжелу в гримерную. Приводит себя в порядок, а заодно начесать, нагримировать и просто приукрасить новую подругу. Перед камерой нужно появляться вовсе оружие. Уж кому это не знать, как не Джинджер.
Без колебаний затолкав Анжелу в гримерную, Джи захлопнула дверь и облокотилась на нее изнутри.
- Ну, вот мы, наконец, одни, - радостно воскликнула Джинджер, хлопнув в ладоши, и потом добавила, - располагайся как у себя дома.
Гримерная комната была небольшая, где-то три на три метра. Все мебель состояла из массажного стола, обтянутого кожей, большого зеркала и шкафчика в углу, где лежали всевозможные мази, кремы и бальзамы.
Продолжая держать Анжелу за руку, Джи обошла ее, всматриваясь профессиональным взглядом, и сказала:
- С волосами у тебя все в порядке. Глаза я бы тебе еще подвела, но подразумеваю, ты нашей уличной косметикой не пользуешься? Хотя нет, и так сойдет, а то еще тушь потечет.
Джи подошла сзади и понюхала волосы Анжелы. Пахни они вкусно. Не многие жители Нью-Рено могут похвастаться такой роскошью как свежий душ и шампунь. Но Бишопы себе позволяли и не такое. На третьем этаже казино «Клуб Акул» даже был настоящий бассейн. Единственный в своем роде, на сотни миль вокруг.
- Раздевайся. Куртку повесь вот на тот крючок, майку снимай, джинсы тоже. Или ты хочешь, чтобы я тебя натерла маслом в одежде? Заодно я рассмотрю тебя. – Джи улыбнулась, - думаю, мы с тобой неплохо сработаемся…
Положив руки на плечи дочки Бишопа, Джи плавным движением стянула с нее кожаную куртку, тем самым помогая раздеться, пусть и без ее согласия. Обычные люди всегда перед съемками робели и вели себя неестественно, так что легкий массаж и масло оказался очень кстати. Анжела и так вела себя очень замкнуто, ломаясь, как девственница на первом свидание.
Раздался грохот. Пистолет, который Анжела носила за поясом , упал на пол, когда Джи стаскивала с нее куртку.
- Эй, крошка! На студии оружие не носят! – воскликнула Джи и движением ноги отбросила оружие в угол, от греха подальше.

+75 ехр

9

- Отлично! – восторженно кричал один из корсиканских братьев, - За-ме-ча-тель-но! Просто супер! Детка, ты просто создана для больших экранов. Я знаю, у тебя много поклонииков, уверяю, после этого, у тебя будут сотни, нет! ТЫСЯЧИ почитателей по всему Рино! Да что там Рино, по всей Калифорнии
Анжела хотела ему возразить, она не собиралась делать карьеру киноактрисы. Да и зачем? Деньги у нее и так есть. Она пришла сюда ради баннера, чтобы в очередной раз насадить своему отцу. Ей нужно сделать всего несколько снимков. Девушка представила ситуацию в будущем, ее изображение
-…Джи, крошка, помоги Анджеле раздеться и расслабиться. Гримёрка ты знаешь где, массажиста вам прислать?
- Хорошо мальчики! Мы скоро вернемся! Пойдем, попудрим носик, - заявила Джинджер, махнув рукой, сделав жест, означавший что-то среднее между «до свидания» и «мы сейчас вернемся».
Помещение куда Джинджер привела Анжелу, больше походило на массажный кабинет, а не гримерную. Вся мебель состояла из массажного стола и стенного шкафа, с множеством склянок, пузырьков и тюбиков. Так сказать разные кремы и масла. А еще на стене висело большое зеркало.
- Ну, вот мы, наконец, одни, располагайся как у себя дома, - радостно заявила Джинджер и захлопнула дверь, словно боясь, что Анжела передумает и убежит.
Анжела чуть приподняла левую бровь, недоверчиво поглядев на подругу. В отличие от многих других она свое слово держала, по крайне мере, решила сдержать на этот раз. Отступать уже поздно. Тем временем Джинджер стала ходить вокруг Анжелы и рассматривать ее. То волосы посмотрит, то еще что-то.
- Рот открыть? Зубы смотреть будешь? – издевательски спросила Анжела, почувствовав себя как на смотринах и вспомнив, чтобы обычно рабов оценивали по состоянию зубов. Или лошадей. Хотя последних Анжела видела только на картинках.
- Раздевайся. Куртку повесь вот на тот крючок, майку снимай, джинсы тоже. Или ты хочешь, чтобы я тебя натерла маслом в одежде? Заодно я рассмотрю тебя. Думаю, мы с тобой неплохо сработаемся
Не дожидаясь реакции, Джи сама предприняла попытку раздеть Анжелу. Подойдя сзади, она легким движением руки стянула с дочки Бишопа кожаную куртку. Пистолет, подаренный отцом на семнадцатилетние, с грохотам упал на пол. Подобрать его Анжела не успела, поскольку Джи толкнула папин подарок в сторону, сказав, что оружие тут не нужно.
- Жаль, - так же игриво ответила Анжела, - а я то хотела с пистолетом перед камерой попозировать! Ну нельзя, так нельзя. Ты простынку на массажный стол постелешь? А то на коже лежать не очень приятно, липнет… А что ты подразумевала под словами, что «мы сработаемся»?
Анжела указала на аккуратно сложенную простынку, лежавшую в углу стола, отмечая про себя, что на студии «Золотой Глобус» помещения держали в чистоте. Или это только для вип-персон? Усевшись на край кровати, Анжела закинула ногу на ногу и стала снимать сапоги. Сначала один, затем второй. Следом полетели и носки. Пройдя босыми ногами по холодному полу, Анжела дождалась, пока Джинджер застелет массажный стол.
- А ты массаж хоть умеешь делать? – попыталась Анжела подколоть городскую знаменитость.
Встав посреди комнаты, Анжела взялась за край майки и сняла ее через голову. Лифчика, как и многие женщины Нью-Рено, она не носила. Этот атрибут одежды в «городе грехов» был непопулярен, разве только его носили стриптизерши. На улице стояла ночь, даже в замкнутом помещении ощущался легкий холодок. Анжела интуитивно втянула живот, кожа покрылась гусиной сыплю. По спине пополз холодок, в груди возникло тревожное покалывание, на лбу выступил пот.
Оставшись голой до пояса, дочка Бишопа стала расстегивать ремень. Ремень был огромным, с тяжелыми металлическими заклепками, один его взмах мог оставить на коже глубокий отпечаток. Кое-как разобравшись с застежкой и молнией, Анжела приспустила джинсы, демонстрируя черные трусы, и шлепнулась задницей на застеленный массажный стол.
- Эй, Джи! Не поможешь? – попросила она подругу, поднимая ноги.

+75 ехр

10

- Рот открыть? Зубы смотреть будешь?
- Если бы зубы на нашей работе на что-то влияли, то посмотрела бы, а так – нет. Зубы являются не первым атрибутом, даже не вторым, а где-то сто десятым, - ответила Джинджер, вспоминая историю про одну проститутку, у которой было только два зуба. Поговаривали, клиенты заходили в ее комнату только в темноте, прятали лицо и старались не смотреть ей в рот, ибо улыбка с двумя зубами – зрелище малопривлекательное. Зато те, кто любил давать в рот, были от нее в восторге. Джи не знала, насколько эта история достоверная, так как беззубых коллег не встречала. Поговаривали, что эта жрица любви потом вышла замуж за одного из своих постоянных клиентов и отправилась жить в НКР.
- А ты массаж хоть умеешь делать? – издевательским тоном спросила Анжела, снимая майку через голову. Джинджер улыбнулась, отмечая про себя, что Анжела движется в правильном направлении. Раздеваться надо красиво, со вкусом. Ее тело было стройным, гибким, почти мальчишеским, если не считать маленьких круглых грудей.
- Умею ли я делать массаж? – переспросила работница «Кошачей Лапки», поразившись вопросу Анжелы. Спросить работницу борделя, «умеет ли она делать массаж?» - это то же самое, что спросить у супермутанта «ест ли он человечину?» – Конечно, умею! Тебе какой? Обычный? Тайский? Тантрический? По методу Войта? Любая прихоть за ваши деньги! Шутка! Для тебя милочка, все бесплатно.
Черно-розовые соски уставились на Джинджер, словно слепые глаза. Ее худощавое тело казалось таким красивым, что Джи захотелось прикоснуться к ней, но сейчас ее жест выглядел бы грубостью, непростительным нарушением приличий. Под кожей просматривались ребра. Насколько себя помнила Джи, Анжела любила сладкое, и ее худобу можно было объяснить только наследственностью. Мама Анжелы -  мисс Лесли Энн Бишоп несмотря на свои сорок лет ничуть не пополнела и всегда выглядела стройной и подтянутой. Груди у дочки Бишопа в отличие от Джи были маленькие. Если грудь Джинджер можно сравнивать со спелой тыквой, то грудь Анжелы разве только с апельсином. Но этот факт являлся более плюсом, чем минусом. Огромные «буфера» на худощавом теле Анжелы выглядели бы неестественно. Да и многим мужчинам, насколько знала Джи, нравились худые и стройные девушки. Да и такая грудь не рисковала лет через пятнадцать превратиться в два бесформенных бурдюка.
Если она будет за собой следить, и не будет рожать, то сохранит свою внешность лет на десять-пятнадцать. Вот, сучка, везет же ей!
Пока Джинджер размышляла о превратностях судьбы, Анжела, раздетая по пояс, сняла ремень, расстегнула джинсы и уселась на край стола.
- Эй, Джи! Не поможешь? – спросила она, задирая ноги. Кусая губы от негодования, Джинджер подошла к подруге и стала стягивать с нее джинсы. И какой урод придумал такие узкие джинсы и ввел их в моду. Их снять без посторонней помощи нельзя, да и одевать приходится лежа. Сама Джи предпочитала мини-юбки, вот настоящая женская одежда! И удобно и практично! Движения не сковывает, да и «клиентам» есть на что посмотреть.
- Ты трусы специально под цвет волос надела? – все еще прикалываясь, спросила Джинджер, - ложись на спину, я сейчас тебя натру.
Сложив одежду в стопку и убрав в шкаф, Джи достала с полочки тюбик с мазью на основе оливкового масла. Для Анжелы самое то, она и так вся дрожала, покрываясь гусиной кожей. А оливковое масло при массаже хорошо разогревает тело, отлично впитывается и придает коже бронзовый оттенок, как после загара.
Уложив будущую актрису на массажный стол, Джи выдавила из тюбика немного мази так, чтобы ее сгустки упали Анжеле на живот и то место известное, как ложбинка между грудей.
- Лежи смирно и ни о чем не думай, попытайся расслабиться. Да не  дрожи ты так, сейчас согреешься, - важно заявила Джинджер, натирая кремом руки и приступая к массажу.
Сначала Джинджер натерла живот, совершая круговые движения, поднималась все выше и выше оценивая объём и упругость груди. Ее тело было гибким, гладким, девичьим – плоский живот, стройные бедра. И это чертовски было приятно. Джинджер не в первый раз делала массаж, среди клиентов борделя «Кошачья Лапка» попадались разные индивиды. Один просил помассировать себе спину, второй получал кайф, когда ему щекотали ступни ног. Но все одни были вонючими мужланами, волосатыми и потными. От них пахло табаком и дешевым пивом. А с Анжелой все ощущения были другими. Вот она чистенькая, приятно пахнущая. Гладить ее кожу – само удовольствие.
Невооруженным глазом видно, что она следит за своим телом, регулярно купается. В Нью-Рено, где воду продают за деньги, принимать горячий душ – непозволительная роскошь. Одно слово – дочка Бишопа.
Закончив растирать живот, грудь и плечи, Джинджер перебросила усилия на нижнюю часть тела – бедра и ноги, когда же и с ними было покончено, указала на последний атрибут одежды:
- Сестренка, трусики надо снять! Помнишь наш уговор? На баннере ты должна быть без одежды. Да и лег на живот, спинку тоже надо натереть.

+100 ехр
+25 ехр (за лёгкую эротику)

Поздравляем, вы получили второй уровень!

Отредактировано GM (2010-08-27 08:20:55)

11

- Лежи смирно и ни о чем не думай, попытайся расслабиться. Да не  дрожи ты так, сейчас согреешься, - важно произнесла Джинджер, словно она была экспертом в области мазей и кремов. Анжелу чувствовала, как ее спина покрылась холодным потом, а льняная простынка прилипла к коже. В воздухе стоял запах оливкового масла. Одинокий мотылек кружил вокруг свисающей с потолка лампочки. С улицы слышался шум стрельбы и крики пьяных дебоширов.
Анжела лежала на спине, стараясь не пролить ту жидкость, которую Джи вылила на живот. Аромат оливкового масла ударил в нос. Девушка с тоской посмотрела на лежавшие в углу джинсы. Одна штанина вывернута наизнанку, в глаза бросался карман, из которого высыпались монеты.
- Давай быстрее, - сказала Анжела, поудобнее вытягиваясь на массажном столе.
Руки у Джинджер были приятными, движения плавные и уверенные, как у профессионалки, которая всю жизнь делала массаж. Ее пальцы начинают нежно поглаживать, затем разминать, надавливать... Руки поднимаются вверх, задерживаются на груди, оценивая их объем и упругость, затем идут все выше и выше, останавливаются на уровне шеи и лопаток, массируя расслабленные мышцы. Затем руки спускаются вниз. Ее ладонь легко скользнула по груди, последовала ниже, к пояснице, задержалась на бедрах.
И тут руки уходят... Перебирая пальцами скользят по ноге, начинают массировать ступни, от которых тысячи нервных окончаний разносят по телу истому. Вот прикосновения переходят выше... Голени, затем бедра...
Нужно отдать Джинджер должное. Работала она отлично. Анжела чувствовала, как по телу растекается тепло, кожа налилась кровью, ощущения холода пропало. Дрожь прекратилась. Джи продолжала натирать и массировать подругу, подливая масла на и без того скользкое тело Анжелы.
Дочка Бишопа подумала о бойцовском ринге. О битве восточных тяжеловесов, где главная задача, схватить противника за пояс и вышвырнуть из круга. Если сейчас Анжела участвовала бы в этой битве, то противнику пришлось бы несладко. Поймать и удержать скользкое тело девушки - было невозможно.
- Сестренка, трусики надо снять! Помнишь наш уговор? На баннере ты должна быть без одежды. Да и лег на живот, спинку тоже надо натереть.
Анжела недовольно приподнялась. От массажа она получала настоящее наслаждение, и столь неожиданное заявление пришлось очень некстати. Это аналогично тому, как обломать кайф наркоману.
- Я помню, помню, - пробубнила Анжела, приподнимая таз, и быстро стянула с себя последнюю одежду.
Вот и все! Мелькнуло в голове Анжелы, перевернувшись на живот и осознавая, что теперь обратной дороги нет.

+75 ехр

12

- Я помню, помню, - пробормотала Анжела и, перевернувшись на живот, сняла с себя последнюю одежду. Ее пятая точка сверкала на всю киностудию. Ладно, ладно, пока еще только на всю комнату.
- Потрясающе, - воскликнула Джи, рассматривая Анжелу со спины. – Помнишь тех недоактеров, которые снимались, когда мы пришли? Ну тех, в противогазах и ковбойских сапогах! Теперь я знаю, что надо было сделать, чтобы спасти тот фильм от провала. Тебе нужно было всего случайно попасть в кадр и повертеть задницей. Довольная своей шуткой, Джи рассмеялась. Сравнить их красные задницы и попу Анжелы, то же самое, что сравнивать двух бойцов на ринге. Причем один из этих бойцов всем чертовски надоел, а на второго, новенького, зрители возлагают большие надежды.

Итак, дамы и господа! Приветствуем вас на нашем ринге! В левом углу стоят наши старые друзья – Джонни и Стив! Включается прожектор и освещает левый угол, где в противогазах, переступая с ноги на ногу, стоят два недоактера! Толпа ревет и мечет. На сцену летят тухлые яйца, помидоры и мятые салфетки. Дамы и господа, а в правом углу находится новенькая актриса, дочка знаменитого и уважаемого человека нашего города, Анжела Бишоп! Прожектор светит в противоположный угол, показывая черноволосую девушку. Из зала зрителей раздаются восторженные возгласы и аханья. Затем аудитория взрывается в бурных аплодисментах.

Убрав со спины Анжелы волосы, так, чтобы они свисали с массажного стола и не мешали, Джи вылила на ее спину остатки масла, начав растирать кожу. Плавные движения, рука скользнула вокруг плеч, легко и нежно приподняла, а затем вновь опустила.
Закончив массаж, Джинджер отступила на наш и осмотрела результат своей работы. Анжела неподвижно лежала на столе, скрестив руки у лица. Ее кожа блестела, словно бронза и приняла оттенок загара. То, что надо для съемки. Осталась одна деталь.
- Руки, покажи руки, - требовательным голосом произнесла Джинджер, как учительница, проверяющая домашнее здание у ученика. Ногти у Анжелы были неухоженными, обгрызенные.
Усевшись на край стола, актриса с помощью маникюрных ножниц стала приводить их в надлежащий вид. Делать так, чтобы они выглядели аккуратно постриженными и красивыми. Закончив эту процедуру, она покрасила их в темно-фиолетовый цвет, прикинув, что именно такая краска подойдет под цвет волос.
- Все, - заявила Джи, хлопнув Анжелу по голой заднице, - подъем! Вставай и подойди к зеркалу. Только не падай в обморок. Ну, как тебе моя работа?

+75 ехр

13

- …Помнишь тех недоактеров, которые снимались, когда мы пришли? Ну тех, в противогазах и ковбойских сапогах! Теперь я знаю, что надо было сделать, чтобы спасти тот фильм от провала. Тебе нужно было всего случайно попасть в кадр и повертеть задницей.
- Ммррр, - промурчала Анжела, не зная, что сказать в ответ. Думать о каких-то двоих уродах, в противогазах и ковбойских сапогах она не хотела, да и было бы чем гордиться той парочки. Вели себя на сцене как клоуны. Даже комик, который выступал по вечерам в казино «Акулий Клуб» был более талантлив.
- Джи, почеши между лопаток, - пробормотала дочка Бишопа, положив руки под голову и опустив лицо на бок. Джи, вылил еще масла, уже растирала спину. Ее пальцы скользили по гладкой коже, разминали мышцы.
Анжела вытянулась на столе, подставляя тело под опытные руки Джинджер. Дочка Бишопа поняла, почему услуги борделя Кошачья Лапка пользуются таким спросом. Если Джи смогла только одним массажом принести ей такое удовольствие, то, что же чувствуют клиенты-мужчины?
Закончив массаж и накрасив ногти, Джи спрыгнула с массажного стола и звонко хлопнула Анжеле по заду:
- Все, подъем! Вставай и подойди к зеркалу. Только не падай в обморок. Ну, как тебе моя работа?
Сползая со стола, Анжела встала на ноги и осторожно подошла к большому зеркалу, словно боялась заглянуть в него. Бросив на свое отражение взгляд, у нее перехватило дыхание: кожа была блестящей, влажной, нежной и совершенно гладкой. А еще она приобрела  бронзовый оттенок, как после загара. Груди были прежнего размера, но после массажа, стали как бы тверже и выпирали вперед.
- Я теперь как кукла! Настоящая кукла из воска!

+50 ехр

(потеряно: 10mm Pistol (Colt 6520) с патронами, 2 дозы джета, косметичка, зеркальце, дорогие женские духи, 400$, вся одежда)

14

- Я теперь как кукла! Настоящая кукла из воска!
- Лапуля, ты и должна так выглядеть! На съемочной площадке ты будешь сногсшибательной. Ну, посмотри на себя, ну не красотка ли? – Джи подошла к Анжеле сзади и через плечо заглянула в зеркало. Одной рукой Джи обняла подругу за талию и легонько погладила чуть пониже живота, а второй игриво ущипнула за грудь.
- Ну, теперь ты готова! Хотя постой, вот надень… - Джи кинулась к шкафу, открыла верхний ящик и начала в нем копаться, - я помню… они где-то тут… остались еще с прошлых съемок. Чертова уборщица сперла их что ли? А, нет, нашла…
Спустя пару секунд девушка вновь стояла перед подругой, уже держа в руках браслеты для рук и золотую цепочку с кулонов в виде бабочки. Джи знала, мужчинам любят на женском теле украшения. Тем более, если на этом теле больше ничего нет, из одежды.
- Надевай, - не дожидаясь ответной реакции Анжелы, Джи расстегнула цепочку и надела украшения на подругу так, что кулон в виде бабочки мирно покоился в ложбинке между грудей. Затем покончив с браслетами, Джинджер схватила Анжелу за руку и потащила из комнаты.
На съемочной площадке было все готово. Постель заправлена, весь мусор убрали. В помещении свет был приглушен. Работали лишь осветительные прожектора, так что половина комнаты находилась в полумраке, а вторая половина была хорошо освещена.
- Мальчики! Мы вернулись! – весело позвала Джинджер кого-нибудь из персонала, пока еще пряча Анжелу за своей спиной.

+50 ехр

15

- Мальчики! Мы вернулись! – звонко заявила Джинджер, заглядывая на съемочную площадку. Анжела пряталась за ее спиной, осторожно поглядывая по сторонам. Браслеты на руках предательски звенели. Одно дело находится раздетой в комнате с Джи, совсем другое выйти в таком виде на публику.
Побыстрее бы закончить…
В помещении было тихо. Постель успели застелить, мусор на полу, оставленный предыдущей парой убрали. Прожекторы стояли так, что самая съемочная площадка, вместе с постелью, была хорошо освещена, а вот остальная часть комнаты находилась в тени. Сидит ли там кто-нибудь или нет, Анжела не видела. Корсиканские братья куда-то подевались. Один из прожекторов светил Анжеле прямо в лицо. Кажется, Джинджер, как и Анжелу интересовал один вопрос: куда все подевались?
- Эй, вырубите дальний свет, ничего не видно, - крикнула Анжела…

+25 ехр

16

События...

- А тебе и не нужно ничего видеть, крошка, это тебя должно быть хорошо видно. – голос режиссёра был несколько обеспокоенный и чуть гнусавый. А ещё он часто шмыгал носом, - Прости, детка, но придётся немного потерпеть, Джи, ты просто волшебница. А теперь, отойди, пожалуйста, будем делать из твоей подружки звезду, Так! НАЧАЛИ! Анджи, посмотри в мою сторону, приляг, расслабься, умница, молодец, теперь на бочок, пришли воздушный поцелуй, погладь себя. Ты же любишь себя, детка, покажи это, покажи как ты себя любишь, ну, Боже, Анждела, да забудь обо мне, расслабься, будь собой. Ты самая красивая в Нью-Рино! Джи, только не по лицу, только не по лицу! Я просто пытаюсь придать ей уверенности, ты тоже красивая, ты очень красивая, но ты же видишь, как она зажата! Детка, ты помни, что красавица, и не бойся это показывать! – он всё командовал и командовал, заставляя Анджелу принимать всякие разные позы, менять выражения лица…
В общем, «фотосессия» заняла около часа, наконец, режиссёр скомандовал:
- Всё, хватит, закончили, все мо-лод-цы! Умницы! Анджи, ты сокровище, вижу, что нет опыта, но это поправимо. Есть в этом какая-то изюминка. Очень мило смущаешься, очень. Но так дело не пойдёт. Джи, я говорил, что я тебя люблю? Так вот я тебя люблю, и просто таки о-бо-жа-ю! – он присел на кровать, рядом с Анджелой, штаны в районе ширинки заметно оттопыривались, он похлопал рукой на кровати рядом с собой, выразительно взглянув на Джинджер.
- Присаживайся, крошка. Девочки, вы прелестны, я вам ещё не говорил? Так вот, Анджи, а не хотела бы продолжить свою карьеру в этом направлении? Для начала, ничего сложного, сможешь отказаться в любой момент, но я уже вижу, я чувствую, я ЗНАЮ, что плёнки, где будете вы обе, станут величайшим, нет, ВЕЛИЧАЙШИМ шедевром, сокровищем, драгоценностью, ну, что скажете? – спросил он, настороженно глядя на девушек. - Джи, если ты научишь Анджелу всему, что умеешь сама, то вы станете самыми яркими звёздами за всю историю порнобизнеса! Девочки, подумайте, это слава, это известность, это деньги. Да что там деньги, у вас будет ВСЁ буквально всё, что только пожелаете, вас будут носить на руках, ваши имена будут шептать по ночам и по дням. Ну, что скажете, девочки? Соглашайтесь, такой шанс бывает лишь раз в жизни!

17

-…Так! НАЧАЛИ! Анджи, посмотри в мою сторону, приляг, расслабься, умница, молодец, теперь на бочок, пришли воздушный поцелуй, погладь себя. Ты же любишь себя, детка, покажи это, покажи как ты себя любишь, ну, Боже, Анждела, да забудь обо мне, расслабься, будь собой. Ты самая красивая в Нью-Рино! – командовал один из братьев, указывая Анжеле, что надо делать. Джинджер стояла сбоку и смотрела на съемку со стороны. Она конечна признала самой себе, что дочка Бишопа выглядит потрясающие, на все сто процентов, но позировать перед камерой она совсем не умела.
Господи, вытяни ноги, твои пятки в кадр попадают на передний план. А это что за поза? Если ты легла спиной на кровать, то разбросай волосы по одеялу и запрокинь голову. Это выглядит очень красиво! Нет, не так! Руки не здесь! Руки за голову! Да, да, изгибайся! Что за ерунду ты показываешь? Одну руку положи на грудь, вторую на живот, ниже пупка. Ноги чуть-чуть разведи.
Во время съемок, Джинджер то и дело хотела сорваться с места и броситься к постели, чтобы показать, что требует режиссер. Если Джинджер на парочку кадров тратила несколько минут, то у Анжелы это время затянулось надолго. Над первым кадром все провозились четверть часа. А режиссер все подбадривал новенькую актрису: «какая ты прелесть и все в этом духе». Джинджер не выдержала и, развернувшись, врезала режиссеру звонкую пощечину, ей-богу достал.
- …Джи, только не по лицу, только не по лицу! Я просто пытаюсь придать ей уверенности, ты тоже красивая, ты очень красивая, но ты, же видишь, как она зажата! Детка, ты помни, что красавица, и не бойся это показывать! – нисколько не огорчаясь, после пощечины, продолжал командовать корсиканский брат.
Дурочка, волосы с лица убери! Локоть приподними! Руки на живот! На живот! Одну ногу согни в колене, вторую вытяни. Вот-вот, теперь вытяни руки, будто ты потягиваешься после сладкого сна.
Мучения длились около часа. Наконец, режиссер не скомандовал отбой:
- Всё, хватит, закончили, все мо-лод-цы! Умницы! Анджи, ты сокровище, вижу, что нет опыта, но это поправимо… Девочки, вы прелестны, я вам ещё не говорил? Так вот, Анджи, а не хотела бы продолжить свою карьеру в этом направлении? Для начала, ничего сложного, сможешь отказаться в любой момент, но я уже вижу, я чувствую, я ЗНАЮ, что плёнки, где будете вы обе, станут величайшим, нет, ВЕЛИЧАЙШИМ шедевром, сокровищем, драгоценностью, ну, что скажете? Девочки, подумайте, это слава, это известность, это деньги…
- Двойной гонорар и десять процентов с продаж, – быстро ответила Джинджер, - каждой!
Лицо корсиканского брата вытянулось в недовольной улыбке, но через секунду она исчезла. Джи знала – он согласится на ее условия. По-другому просто не могло быть, они всегда соглашались на ее условия. Да десять процентов – не такие уж высокие требования.
- Окей, Анжи, если ты не против, то, я покажу тебе мастер-класс, - промяукала Джи, подходя к кровати, так, чтобы в камере ее появление было сексуальным. Корсиканский брат вернулся за операторское место, так что девушки были в кадре одни. Усевшись в постели на четвереньки, Джи наклонилась к подруге и шепнула ей в ухо, при этом лизнув в щечку:
- Встань напротив меня. Потом обними, руки засунь под майку, погладь по спине и потом сними ее с меня… Нет, лицо держи ровно, будто мы целуемся…

+75 ехр
+25 ехр (за конструктивную критику)

18

Следуя указаниям режиссера, Анжела подошла к постели. Дочка Бишопа чувствовала себя неловко. Находясь под светом прожекторов, под объективом камеры, Анжела чувствовала себя так, словно на нее одновременно смотрят тысячи зрителей. Хорошо еще, что в комнате выключили свет, и девушка не видела лица лиц оператора и людей из технического персонала.
-…Так! НАЧАЛИ! Анджи, посмотри в мою сторону, приляг, расслабься, умница, молодец, теперь на бочок, пришли воздушный поцелуй… – командовал режиссер, давая указания какую позу стоит принять. Анжела, кривя душой, в точности исполняла указания, но с самого начала явно что-то не задалось, половину слов девушка пропускала мимо ушей.
-… погладь себя. Ты же любишь себя, детка, покажи это, покажи как ты себя любишь, ну, Боже, Анжела, да забудь обо мне, расслабься, будь собой. Ты самая красивая в Нью-Рино!
Анжела выполняли все эти указания. Она гладила себя, сгибала в колене то одну ногу, то другую. Переворачивалась на бок, ложилась на спину, раскидав волосы по одеялу. Выгибалась дугой, ерзала на подушке, закидывала руки за голову. Но каждый кадр получался не тот. Анжела инстинктивно прикрывала грудь рукой и крепко сжимала ноги. Приблизительно через час, девушка вымоталась, и оператор объявил перерыв. От яркого света, от прожекторов у Анжелы заболели глаза. Следов от масла не осталось ни следа. Девушка чувствовала себя так, словно целый час загорала на солнце. В голове промелькнула мысль, что все актеры имеют бронзовый, загорелый цвет кожи, потому что они долгие часы проводят под светом прожекторов.
- Всё, хватит, закончили, все мо-лод-цы! Умницы! Анджи, ты сокровище, вижу, что нет опыта, но это поправимо… Девочки, вы прелестны, я вам ещё не говорил? Так вот, Анджи, а не хотела бы продолжить свою карьеру в этом направлении? Для начала, ничего сложного, сможешь отказаться в любой момент, но я уже вижу, я чувствую, я ЗНАЮ, что плёнки, где будете вы обе, станут величайшим, нет, ВЕЛИЧАЙШИМ шедевром, сокровищем, драгоценностью, ну, что скажете? Девочки, подумайте, это слава, это известность, это деньги
- Окей, Анжи, если ты не против, то, я покажу тебе мастер-класс, - заявила Джиджер, ответив корсиканскому брату сразу за двоих. Анжела сделала недовольную гримасу, мысль о съемках  в фильме для взрослых пришлась ей не по вкусу. Еще больше она была недовольна решением Джинджер, которая не поинтересовалась мнение подруги.
- Вообще-то у меня есть свой язык, и сказать – согласна я или нет, могу и сама, - сквозь зубы пробубнила Анжела. Но Джи уже не обращала на эти слова никакого внимания. Забравшись на постель, она уселась напротив Анжелы и эротично лизнув в щеку зашептала на ухо:
- Встань напротив меня. Потом обними, руки засунь под майку, погладь по спине и потом сними ее с меня… Нет, лицо держи ровно, будто мы целуемся
Какого черта?
Руки сами потянулись к Джинджер. В свете прожекторов она выглядела великолепно, как королева. Анжела решилась. В конце концов, первый шаг уже сделан и обратного пути нет. Если она согласилась на съемку на рекламный баннер, то почему бы не сняться заодно в фильме? Вот удивится папаша, когда ему в следующий раз принесут новинку из «Золотого Глобуса», а там его дочка в главной роли! Интересно, на кого в этот раз он выплеснет злость? На корсиканских братьев? Или на Джинджер? И как он отреагирует на то, что его дочка занимается этим с известной актрисой и лучшей сотрудницей Кошачьей Лапки?
Обняв Джинджер за талию, Анжела, как и просила напарница, засунула руки ей под майку и стала гладить по спине, поднимаясь все выше и выше. Майка задралась почти до лопаток, и шикарная грудь подруги предстала перед глазами Анжелы. Дочка Бишопа аж присвистнула от такого великолепия. Осторожно, она провела рукой вокруг левого соска, пощупала, скользнула пальцами вниз, приподняла грудь, будто хотела взвесить. Обе упали на постель и, улыбаясь, стали ерзать по одеялу. Анжела почувствовала руку подруги на своем бедре, шлепнула по ней, будто смахивая насекомое. Вот ее рука ползает по спине, спускается вниз и гладит по попе. Вот они лежа в обнимку и целуют друг другу шеи. Играть в любовные игры с девушкой оказалось намного приятней, чем с неудачными ухажерами, которых Анжела приводила к себе домой.
- Стоп, - заявила Анжела, останавливая съемки, - я больше не могу. Мне нужен джет. Сейчас же…
Признаться в том, что она получала удовольствие в постели в основном от наркотика, а не от любовной игры, Анжела не решилась.

+100 ехр

19

События...

Режиссёр всё это время молчавший, даже отошедший, видимо чтобы не спугнуть такую удачу, вновь приблизился к актрисам, встал он аккурат перед одним из прожекторов, так что выражение его лица было разобрать практически невозможно, только лишь его силуэт на фоне ослепительного света.
- Конечно, крошка, как пожелаешь. – он засунул руку в нагрудный карман и вытащил две упаковки Джета, протянул одну Анджеле, а вторую Джинджер,
- Джи, детка, а ты будешь?

20

- Стоп, - заявила Анжела в самый неподходящий момент, Джи уже вошла в роль, и столь резкое заявление сбило ее с толку, - я больше не могу. Мне нужен джет. Сейчас же
Что? Джет?
Джинджер, обнимая одной рукой Анжелу, отстранилась и уставилась ей в глаза. Между бровей собралась напряженная морщинка, а нижняя губа была прикушена, будто она опасалась боли.
- Конечно, крошка, как пожелаешь. – вмешался режиссер, протягивая две дозы джета, - Джи, детка, а ты будешь?
- Нам хватит и одной, на двоих, - быстро ответила Джинджер, разглядывала обнаженную спину подруги, выпирающие позвонки, острые лопатки, длинную изящную шею, нежные, слипшиеся волосы, откинутые через плечо вперед.
Взяв из рук режиссера джет, Джинджер улеглась на спину и сделала из флакона небольшой глотов. Наркотик был белого цвета и напоминал брамье молоко. Поджав живот,  Джи вылила остатки джета себе на грудь. Жидкость соблазнительно стекала с сосков и собиралась в районе пупка, образовав там небольшое озерце.
- Ну, Анжи, можешь приступать, - промурлыкала актриса, вытягиваясь на постели и делая незаметный жест в камеру, мол, продолжайте снимать…

+50 ехр

21

- Ну, Анжи, можешь приступать, - промурлыкала Джинджер, вылив джет себе на грудь. Голос у нее был, сладкий-сладкий, как шоколад. Дочка Бишопа наблюдала, как белые капли джета стекают вниз, собираясь в небольшом озерце, в районе живота,  в предвкушении облизала губы.
Анжела на четвереньках, взобралась на подругу и легонько лизнула ее грудь, собирая пальцами драгоценную жидкость. Облизала сосок, провела языком по ложбинке между грудей и спустилась вниз. Джи все это время лежала неподвижно, а потом как-то обмякла, расслабилась и закрыла глаза. Дабы драгоценное озерце не растеклось раньше времени, Анжела облизала у Джи живот, поиграла языком с пирсином в пупке и с довольным видом улеглась на подруге. Поцеловала ее в шею, в плечи, в немного развернувшийся в ее сторону подбородок, в щеку, в губы… Дыхание у Джи стало порывистым, а Анжела, войдя в такт, продолжала целовать подругу. Целовала в грудь, в живот, все время ерзая на постели и хихикая. Девушки обнялись и вдвоем покатились по кровати, сначала в одну сторону, затем в другую. Пальцы Джи играли у Анжелы на спине, то спускались вниз, поглаживая Анжелу по пятой точке, то поднимались до уровня лопаток. Обе засмеялись. Сколько бы наркотика они не приняли, но им обеим было весело.
Съемка превратилась в ряд обрывчатых образов, как череда картинок. То Анжела лежит на Джи, уткнувшись лицом в ее живот, а та поглаживала ее волосы. То Джи обняла подругу ногами и играла ее сосками. То Джи оказалась где-то сборку, лежа животом вниз, а Анжи с визгом наваливалась на нее сверху.
Джет на вкус был совершенно обыкновенным, но эффект был совсем другой. Вместо кайфа почему навалилась странная тяжесть, глаза закрывались, веки слипались. В конце любовной игры, Анжела откатилась в сторону, подтянула колени к животу, свернулась калачиком и закрыла глаза, погрузившись в глубокий сон.

+50 ехр

22

События...

Джет был какой-то неправильный. Потому что едва-едва начавшийся «взлёт» сменился угасанием, тяжестью. Девушки почувствовали, как будто бы разом потяжелели, и с каждой секундой конечности прибавляли в весе. Несколько мгновений, и двигаться не хочется, вообще ничего не хочется, и мысли плывут медленно-медленно, и двинуться уже невозможно. А потом постепенно девушки начали проваливаться в сон…

…Режиссёр вздохнул, с его лица, наконец, сползло выражение дружелюбия, сменившись тем, что оно прикрывало – страхом. Он вытер пот со лба, и поднявшись, посмотрел, отчаянно щурясь, на тех, кто был скрыт светом прожекторов.
- Готово. – Негромко сказал он, впрочем, те, кто скрывался за светом, и сами всё прекрасно видели. Это были высокие накачанные парни, типичные «торпеды», коих можно увидеть в каждой из Семей.
- Молодец, отлично поработал, - похвалил тот, что был чуточку пониже, но глаза которого, прикрывали стильные тёмные очки. Тон, впрочем, был далёк от хвалебного. – Продолжай в том же духе, и всё у тебя будет хорошо, - второй заржал, снял с пояса рацию, что-то неразборчиво в неё буркнул. Спустя секунд тридцать в зале студии появились ещё трое, не сильно от первых двоих отличавшиеся.
Один молча взял на руки Джинджер, второй Анджелу, и собрались было уже куда-то нести, как тот, что был в очках, их остановил:
- Эй, какого хрена, собираешься таскать её вот так вот? - Он указал на обнажённое тело -  может ещё и будешь в воздух шмалять, и орать «мы тут дочку Бишопа похищаем, смотрите все! Поглазеть бесплатно, полапать четвертак?» Накинь на неё что-нибудь, и на эту тоже, мало ли.
Третий, кивнул, скрылся в гримёрке, и спустя каких-то пару мгновений притащил две длинные фиолетовые то ли робы, то ли плащи с капюшоном.
- То что надо, заворачивайте, и ходу отсюда.
Четверо вышли, а тот что был в очках, задержался, и протянул режиссёру какую-то коробочку с одной единственной кнопкой:
- На, заслужил. Можешь доставать. Только осторожно, мало ли? – и только потом вышел за всеми остальными. Режиссёр трясущимися руками начал расстёгивать штаны... но, может был не слишком аккуратен, а может, бандит пошутил, потому что раздался хлопок, взрывное устройство сдетонировало, в итоге, ноги Корсиканского Брата разлетелись в стороны, а тело, выше живота рухнуло на кровать. Содержимое же кишечного тракта и осколки тазовых костей усеяли студию неравномерными кляксами...

... пятеро бандитов скрылись в ближайших развалинах, а киностудия, вдруг, пыхнула огнём изо всех отверстий, усеивая улицы осколками стёкол и деталями стен.

(Девушки переносятся куда-то сюда.)

23

События...

Киностудия горела недолго. Пламя, пожирая облезшие стены, дырявую крышу постепенно пошло на убыль. Сказался ли тот факт, что огонь не смог проглотить кирпичные стены или взрыв был направлен в основном на разрешения, а не на возникновения пожара – уже не важно. Из казино «Десперадо» выбежали головорезы Мордио¸ которые, следуя указаниям своего босса, стали ловить прохожих, надеясь, что кто-нибудь из них расскажет, что тут произошло.
Ночная улица взорвалась криками людей, оказавшихся не в том месте и не в то время. Люди Мордино просто укладывали всех кто тусовался у киностудии штабелями лицом в асфальт. Всего удалось быстро поставить на ноги около 25 человек, которые разбившись на группы, по пятеро обшаривали улицу в поисках необходимых их боссу свидетелей. Неудачливых свидетелей оказалось двое, точнее сначала их было трое, но один из них предпринял попытку побега и был застрелен на месте. Две поисковые группы зашли в дымящееся здание, огонь уже спал, но пепел и сажа еще летал в воздухе. Обыскав сгоревшую киностудию, люди Мордио выволокли на свет, из-под завалов, женщину, средних лет, из технического персонажа. Кто-то вспомнил, что она подрабатывала прачкой и отвечала на киностудии за костюмы для актеров. Спалась она потому что все время сидела в своей комнате, в дальнем конце студии, куда огонь не успел добраться. Правда дыма надышалась она прилично, так что пока женщина находилась в полусознательном состоянии.
- Все, возвращаемся, - крикнул один из главарей и, махнув рукой, пошел обратно в Казино «Десперадо».  Остальные последовали за ним.

24

(Переход со 2-й улицы)

Послышался звук бьющегося стекла и крик. Джон не увидел, что произошло, но и так было ясно: Мордино не в лучшем настроении.
Впрочем, это неважно. Здание уже потухло, но тлеющие обломки еще дымили. Джейси подошел к зданию из переулка и тихо залез в развороченное окно.  Не тратя времени на разглядывание разрухи, он сразу начал искать уцелевшее барахло, которое можно было бы толкнуть хотя бы за полтинник.

+25 ехр

25

События...

В сгоревшей киностудии все еще стоял дым. Почерневшие от копоти стены и потолок выглядели удручающе. Под ногами скрипели сгоревшие половицы, обугленные куски черепицы, то там, то здесь, лежала арматура, пласты цемента и осколки стекла. В комнате, которая всего пару часов назад служила съемочной площадкой, пахло палеными волосами и горелым мясом. Три осветительных прожектора лежали на полу, покрытые копотью, зеркала и лампы были разбиты. А вот операторская камера, несмотря на взрыв и копоть выглядела вполне работоспособной, если только в Нью-Рено найдется покупатель на такую диковинную вещь. Картина, висевшая не стене, сгорела, обнажив  стенку, в которой был замурован сейф. Удивительные находки иногда встречаются в разрушенных зданиях! Оставалось только узнать, этот сейф закрыл или нет? И что в нем лежит?

26

(Переход из Казино "Клуб Акул")

Событие, конечно, было очень серьезным: уничтожить объект, принадлежащий самим Мордино – это могло сильно изменить ситуацию в Нью-Рено. Любопытно было, чего хотел атаковавший, в чем был его план? Какая была его цель? Впрочем, сейчас, это было не приоритетной задачей для Джеки – сначала надо было вернуть «блудную дочь» к отцу. Выглядело все это довольно просто, хотя учитывая нрав Анжелы и запрет на использование силы – дело могло затянуться…
Мордино явно не оставил бы дело безнаказанным – следовало ожидать его бойцов у «Глобуса». Поэтому Дженсиро особо не спешил, чтобы не попасть по раздачу. И как оказалось правильно: медленно передвигаясь по улице и стараясь особо не суетиться, Джеки успел к самому концу «представления». Громилы Мордино тащили каких-то трех человек в сторону своего казино.
Так, в принципе уже можно заходить… Хотя нет, лучше стоит подождать пять минут и осмотреться…
Как оказалось, решение было правильным – спрятавшись возле одного из домов, Дженсиро заметил как в здание шмыгнул какой-то человек.
Любопытно… Ладно думаю пора…
Конечно, оставалась опасность, что кто-то ещё вошел бы в помещение – но Джеки решил рискнуть. В крайнем случае, пришлось бы действовать по обстоятельствам…
Бесшумно подкравшись к зданию, при этом стараясь отмечать все происходящее вокруг, что бы не позволить застать себя врасплох, Дженсиро натянул маску и так же бесшумно забрался в киностудию. Парень похоже не услышал его, продолжая увлеченно копаться в обгоревшем мусоре. Ещё два неслышных шага, во время которых Джеки бесшумно извлек катану, и результат – Дженсиро стоит сзади парня, приставив катану к его шее.
- Здравствуй, приятель. Настоятельно советую тебе не дергаться, а просто спокойно слушать меня и по возможности отвечать на мои вопросы. Итак вопрос первый: кто собственно такой? – приглушенным голосом спросил Джеки у мужчины, при этом тщательно прислушиваясь, нет ли кого возле киностудии на улице. Правая рука держит катану, левая – на поясе, готовая в любой момент метнуть нож.

+75 ехр

27

Камера - недешевая штука, даже если помята. Да и пленка с последней работой студии должна стоить немало. Только вот как их унести? Эту хрень под куртку не спрячешь. Ладно, может и так утащу, если не найду больше ничего стоящего.
Тут внимание Джея привлекло пятно копоти на стене: в темноте трудно было сразу увидеть покрытый сажей сейф. Он собрался подняться и проверить чудесную коробочку, но его намерения остановило острие клинка.

Сука! Этот черт подкрался совершенно бесшумно. Людям Мордино незачем было бы вести себя тихо, значит это кто-то другой. Обычно бандиты приставляют к затылку ствол. Якудза? Это ловкие черти.
Стоя я бы еще мог увернуться от меча. Но в таком положении я бессилен.
- Здравствуй, приятель. Настоятельно советую тебе не дергаться, а просто спокойно слушать меня и по возможности отвечать на мои вопросы. Итак вопрос первый: кто собственно такой?
- Я никто, просто ищу что-нибудь себе на прокорм. - произнес Джон четко и уверенно. Надо как-то выпутываться. Вряд ли он меня отпустит.

+50 ехр

Отредактировано J.C. (2010-09-16 11:18:38)

28

Парень оказался понятливым, да и вдобавок, похоже, все-таки ценил свою жизнь – дергаться он не стал. Что было к лучшему – особой необходимости избавляться от него не было, а вот узнать какую-нибудь полезную информацию не помешало бы.
Выглядит хлипковато, хотя внешность может быть обманчива… Не нужно расслабляться и держать его под контролем… Кто его знает, может он какой-нибудь супер убийца, хоть и выглядит как оборванец…
- Я никто, просто ищу что-нибудь себе на прокорм. – уверено и без малейшей нотки страха произнес мужчина,  что тоже в некотором роде понравилось Джеки – ну не любил Самурай трусов. А этот парень судя по всему трусом и не являлся.
- Никто говоришь, - Джеки даже усмехнулся вполголоса, - ну да, по твоему виду никто не скажет, что ты принадлежишь к одной из семей. Но знаешь приятель, мне кажется даже и у тебя есть имя, так что если не сложно – будь добр представиться.
В то же время, вполголоса допрашивая парня, Дженсиро продолжал прислушиваться к происходящему на улице. Правда приходилось разрываться между пристальным наблюдением за парнем и улицей. Пока выбор был сделан в пользу пленника, так как с улицы вроде особо ничего не грозило.
Впрочем, расслабляться не стоит. Ладно, продолжим допрос…
- Так, вопросы продолжаются. Скажи-ка мне, что ты можешь сказать о произошедшем здесь…. Сразу предупреждаю – ответ «ничего» приравнивается к неправильному – со всем вытекающим….

+50 ехр

29

- Никто говоришь; ну да, по твоему виду никто не скажет, что ты принадлежишь к одной из семей. Но знаешь приятель, мне кажется даже и у тебя есть имя, так что если не сложно – будь добр представиться.
Далось ему мое имя. Так я его и сказал.
- Тед. Тед Стинсон.
- Так, вопросы продолжаются. Скажи-ка мне, что ты можешь сказать о произошедшем здесь…. Сразу предупреждаю – ответ «ничего» приравнивается к неправильному – со всем вытекающим….
Может резко выпрыгнуть вперед? Шею не проколет, но спину рассечет, а если достаточно резкий, то и до кишок достанет. Не вариант.
- Да что тут говорить? Кто-то распидорасил лавочку. Мординовские мордовороты похватали всех подряд, вроде даже каких-то свидетелей нашли, утащили к Главному. Я сам на шум приперся, с хрена ли мне что-то знать?
Какая-то плачевная ситуация. Есть у меня еще пара идеек, но...

+25 ехр

30

(Переход из казино "Десперадо")

Запах гари до сих пор стоял и не желал выветриваться.
-Шевелите жопами, нам нужно скорее найти голодиск если мы не хотим разгневать босса.
До киностудии благо идти было не долго. Перешел дорогу и ты тут.
-Ладно, ребята, сосредоточьтесь на поиске камеры - ее содержимое наша главная цель. ВЫПОЛНЯТЬ! - получив инструкции Ко. вместе с Генри начали разгребать завалы у входа.
Две огромные, обгорелые балки преградили путь. Благо когда они обгорелые, они не прочные и сломать их не составило труда. Дальше пришлось раскидывать обломки крыши, стен и т.п., что бы пройти к комнате где снимали порнуху. Вход в главную комнату был расчищен.
-Повторяю, берем камеру и валим. - отряхиваясь произнес Генри.
Войдя в комнату, три амбала увидели двух ободранных парнишек. Крыша была проломлена, и свет утреннего солнца падал на них.
-Опана! Кто тут у нас здесь. Вам известно, что это частная земля Мордино? - с первых же слов Генри, головорезы сообразили, что стоит привести в боевую готовность Томми-ганы и нацелится на сладкую парочку. - А теперь медленно положите все оружие, что у вас находится в карманах и пните в мою сторону. Я второй раз предупреждать не буду, а дам указ стрелять, понятно? - отморозив пафосную речь, Генри на всякий случай вытащил пистолет из кобуры и снял с предохранителя. Томми-ган остался висеть за спиной.

+50 ехр


Вы здесь » F.R.P.G. FALLOUT » Нью-Рено » Киностудия "Золотой Глобус"